Куда пристроить собаку

Нередко у владельцев собак и кошек возникают такие жизненные ситуации, которые вынуждают их расстаться с любимым питомцем: переезд, развод, аллергия, поведение самого животного (собаки или кошки) и другие причины, чтобы отдать собаку или кошку в приют или в питомник. Возникает вопрос — куда деть собаку или кошку?, куда отдать на передержку, куда отдать собаку или кошку навсегда, куда девать старую собаку или кошку, в какой приют отдать животное, как пристроить-устроить свою либимую собаку или кошку? Возможно самостоятельно попробовать пристроить свое животное, если позволяет время ( на это может понадобиться не один месяц), а если этого времени на устройство нет — в этом случае можно обратиться в наш приют-гостиницу для собак и кошек. У нас есть места для содержания и время для устройства Вашего питомца к новому владельцу. На устройство, переустройство принимаются те животные, которых реально можно отдать в добрые руки, это совсем не связано с тем: породистая собака, кошка, или нет. Если животное адекватно, идет на контакт с людьми, не очень старое, не больное, тогда остается дождаться тех, кому приютская собака или кошка придется по душе. Приют-гостиница для собак и кошек ведет свою картотеку по устройству животных. Желающие взять собаку или кошку из приюта оставляют заявки с приблизительным описанием животного и его назначением (охрана, компаньон, для семьи и т.д.). Приют-питомник занимается содержанием и дрессировкой собак и кошек. Кинологи и фелинологи, работающие в приюте, являются экспертами по экстерьеру и рабочим качествам собак и кошек. В наш частный приют Вы можете отдать, сдать, пристроить свою собаку или кошку для дальнейшего ее устройства к новому владельцу, на длительную передержку, на лето, на зиму, на время отпуска, на доживание — старых животных. Собаки и кошки обеспечиваются качественным питанием, своевременным выгулом на свежем воздухе, ветеринарной помощью. Вы всегда можете навестить своего питомца. Приют-гостиница для животных существует на средства, которые добровольно вносят люди, отдающие собак и кошек на временную, постоянную передержку, устройство, переустройство. Вы можете посмотреть условия содержания, познакомиться с сотрудниками приюта, получить необходимые консультации по вопросу психики и поведения Вашего питомца, возможно, окажется, что достаточно отдать собаку или кошку на передержку с коррекцией поведения, а не навсегда.

Неделю назад я случайно приютила собаку. Точнее, она решила, что хочет у меня «приютиться». Просто пошла за мной по улице, проследовала до дома, юркнула в подъезд, мило вильнула хвостиком-обрубком моей ошарашенной полуовчарке Гере, поела-попила и свалилась спать почти на сутки. В общем, решила, что будет жить у меня. Я, поскольку ко второй собаке не готова ни морально, ни материально, с ней не согласна. Да и Гера моя, уже четыре года живущая со мной на правах единственно любимой псины, тоже такого мнения. Ну, думаю, с кем не бывает. Придется искать хозяина. Сейчас напишу в приюты, размещу объявление с красивыми фотографиями — он сразу и найдется. Написала — меня поблагодарили за «доброе сердце» и с сожалением констатировали, что свободных мест в приютах нет. Жалостливый пост опубликовала — вы все поставили под ним свои «лайки», а некоторые даже написали в личные сообщения. Но на этом — всё. И вот тут-то я и поняла, что совершенно беспомощна.

Ушши (так мы ее назвали за огромные локаторы, торчащие в разные стороны) оказалась весьма милой. Ее тощие бока через тройку дней перестали перекатываться по ребрам, а шерсть стала ярко-рыжей и гладкой. Ночью она больше не вздрагивает от случайного шума, а корм ест, тщательно разжевывая и не давясь. На вид ей около двух лет, и она, вполне возможно, когда-то жила с людьми, рассказал нам ветеринар. А громкий лай на проходящих мимо мужчин рассказал нам еще о том, что люди эти, скорее всего, ее обижали.

В вечер, когда она ко мне прибилась, моя знакомая-волонтер из приюта нашла срочную передержку, где Ушши можно было оставить на ночь. Платишь сто рублей за сутки, если корм свой, или 150 – если потеряшку нужно еще и кормить. Я взяла шатающуюся от слабости собаку на поводок, и мы поехали. Садиться в машину без меня она отказалась. По дороге положила на колени голову, начала вздыхать. Приехали. Женщина, с которой мы созвонились, пообещала, что выделит Ушши закрытое отдельное место в отапливаемом помещении. При встрече она провела нас сквозь толпы лающих собак в сарайчик, где открыла перед Ушши маленькую дверцу в темный закуток. «Вот, если только здесь», — указала она на тряпку, лежавшую за дверцей. Пока я панически соображала, как она там поместится, к моим ботинкам, опираясь на передние лапы, подполз мохнатый пёс. «Это наш пенсионер, — сказала женщина, пытаясь провести упирающуюся Ушши за дверцу. – Позвоночник сломали. Еле ползает. Убираю, убираю за ним, а всё равно – чувствуете, какой запах?» Я чувствовала. А еще чувствовала, что если оставлю Ушши здесь, то эту ночь спать не буду. Разревелась, короче. И увезла ее обратно домой.

Мы открыли «тему», как это принято у зоозащитников, и на счет даже начали перечислять деньги. Из пяти человек, кто это сделал, трое не были со мной знакомы. Одна женщина написала мне в соцсетях и предложила помощь, а потом перевела тысячу. Еще несколько скинули ссылки на передержки, и с одним из таких мест я даже связалась. Предлагают поместить Ушши в вольер, внутри – будка. На зиму, говорят, будку можно утеплить. Всё это платно, конечно же. И, я думаю, если Ушши никому не приглянется, других вариантов у меня не останется. Вот только комок в горле встает, когда думаю, что придется ее отдать – не туда, где она вскоре расслабится так же, как у меня дома, а в вольер, на улицу. К еще десяткам таких же несчастных душ, как и она.

Тут я позволю себе маленькое отступление. Я, человек, многое повидавший и даже работающий журналистом, только сейчас осознала, как живут местные зоозащитники. Серьезно, я не понимаю, как они не сходят с ума! У всех — по три-четыре-пять животных дома. В три раза больше — на кураторстве. Почти все — проблемные, привыкают к ним, требуют любви. И главное — их не становится меньше!

Я всё меньше надеюсь на счастливый случай, но вдруг тот, кто читает сейчас эти строки, уже давно и мучительно размышляет над тем, не взять ли ему собаку. Я не буду призывать вас отбросить сомнения и решаться, я сама знаю – завести животное непросто. Четыре года назад мы приютили ту самую полуовчарку Геру, и первое время всё было ну очень странно. Бывало так, что в голове начинала стучать паника: «Зачем, зачем вообще ее нужно было брать? Теперь никуда не уехать, денег не накопить, повсюду шерсть!» Ну и все такое. А потом в момент всё закончилось. Оказалось, что уезжать (даже на общественном транспорте) можно и с собакой, денег хватает, а шерсти не так уж и много. Гораздо больше — ежедневной радости от возможностей. Возможности принимать и дарить, например. Наблюдать и удивляться. Причем не только тому, как одно маленькое (или не всегда) животное может прогнать твое одиночество, но и самому себе. Надо же, думаешь. А как я раньше без него жил?

*Кстати, если уезжать-таки придется и собаку с собой никак не взять, обязуюсь помогать – коврик Ушши будет ее ждать всегда.

В начале XX века в русскую литературу бурно вошел футуризм. Появились новые имена: А. Хлебников, В. Маяковский, Д. Бурлюк, А. Крученых и др. Даже названия сборников их стихов звучали как вызов: «Ряв»! Хлебникова, «Я» Маяковского и т.д.

Искали они и новые формы общения. Их не устраивали тесные рамки сложившихся литературных объединений и клубов. Вот тогда и возникла идея создания литературно-художественного кафе, название которого звучало бы как пощечина общественному вкусу, в противоположность «Аполлону» символистов. Такое название было найдено – «Бродячая собака». В названии обыгран образ художника как бесприютного пса.

Открылось кафе 31 декабря в подвале дома №5 на Михайловской площади в Санкт-Петербурге. Главным организатором этого приюта петроградских поэтов нового направления был Б.К. Пронин – второстепенный артист театра В.Ф. Комиссаржевской, но превосходный организатор. В. Хлебников внес его одним из первых в свой список «Представителей Земного Шара». Вряд ли еще у кого-либо другого хватило сил и энергии почти без средств организовать артистическое кафе и сделать его местом, куда среди ночи, со всех сторон тянулись «бездомные собаки»: артисты после спектакля, литераторы после публичных выступлений, признанные и непризнанные поэты.

Оформить помещение помогли художники Судейкин и Сапунов. За два дня и две ночи они превратили темный подвал в ожившую сказку. На стенах и потолке появились изображения всевозможных зверей и птиц, причудливых цветов, играющих детей и прекрасных женщин. – Венеры, Нимф, Наяд и др., персонажей фантастических романов всех времен и народов. Были здесь и Пьеро с Пьереттой, Арлекины и гномы, русалки, Дон Кихот с Росинантом, танцовщицы и танцоры, фавны и сатиры. Все это переплеталось затейливым орнаментом.

Мебель – самая простая: некрашеные деревянные столы, соломенные стулья, табуретки, дешевые скатерти, самодельная люстра причудливой формы. Особый уют кабачку придавал камин из некрашеного кирпича грубой кладки.

Существовала целая система ритуалов для посетителей «Собаки». Как правило, удостоенные чести бывать там, получали пригласительные билеты: бесплатные для «гг. действительных членов общества» и очень дорогие, и доставшиеся к тому же по рекомендации, для «фармацевтов» (т.е. высокооплачиваемых адвокатов, профессоров, чиновников, банкиров, предпринимателей и др.).

Гости «Собаки» входили в подворотню углового дома на Михайловской площади д.5. Здесь во втором дворе в углу надо было найти узкую лестницу под жестяным навесом, спуститься вниз на 14 ступенек и постучать в запертую дверь специально подвешенным молотком. О приходе нового посетителя возвещал удар турецкого барабана и возглас: «Здесь все друг друга знают». В крохотной передней с гардеробом на особом пюпитре лежала толстая книга в переплете из свиной кожи (потому и названа «Свиной»). В ней оставляли автографы именитые гости: Леонид Андреев, Саша Черный, Игорь Северянин, Алексей Толстой, писательница Тэффи и многие другие.

О приходе нового посетителя возвещал удар турецкого барабана и возглас: «Здесь все друг друга знают»

В большом зале, под низким сводчатым потолком размещалось не более двух десятков столиков, за которые набивалось в особенно интересные ночи немногим более ста человек. Пили в «Собаке» умеренно, закусывали скудно, но курили без конца, и дым стоял коромыслом.

Буфет содержал некий Кузьмич. Расходы на содержание «Собаки», включая вино и закуски, покрывались за счет платы за входные билеты. Вот, одно из меню подвала: собачьи битки с картофелем – 40 коп. (надо думать, биточки не из собачины, а просто так именовалось фирменное блюдо), холодный поросенок с хреном и сметаной – 40 коп., холодная осетрина с провансалем – 75 коп., бифштекс с гарниром – 75 коп. По цене ужин вполне доступный аристократической богеме.

Постоянные друзья «Собаки» были нищей братией. За вход они либо ничего не платили, либо платили символически, аппетит же у них был неплохой. Кузьмич им не отказывал ни в лишней порции винегрета или сосисок, ни в чашке чая или кофе.

В подвале царила непринужденная обстановка. Балерина Т. П. Красавина, одна из постоянных посетительниц «Собаки», писала: «В клубе не было притворства, не было скучных штампов и натянутости, а главное – там не придавали никакого значения социальному положению гостя».

В клубе не было притворства, не было скучных штампов и натянутости

Посетители прямо из-за столиков поднимались на эстраду, читали стихи, пели, разыгрывали интермедии. Программы вечеров бывали чрезвычайно разнообразными: чествование К. Бальмонта, «бубновалстовцев», польских актеров; тематические вечера – памяти Пушкина, Чайковского, Козьмы Пруткова; вечера танцев XVIII века при участии Т. Красавиной; доклады о современной русской прозе, живописи, символизме и т.д. В ноябре 1912 г. в кафе был устроен диспут с участием Маяковского и Бурлюка.

Кто только не посещал подвал «Бродячей Собаки»! Постоянными его посетителями были А. Ахматова и А. Куприн. Даже пролетарский писатель А.М. Горький заглянул сюда в феврале 1913 г. Пользовалась «Собака» и любовью художников. Эмблема ее выполнена художником М.В. Добужинским.

Закрылась «Бродячая Собака» в начале 1915 года и не потому, что она стала не нужна

Закрылась «Бродячая Собака» в начале 1915 года и не потому, что она стала не нужна. Просто ей стало тесно в темном подвале. За три года она завоевала известность не только в Петербурге, но и далеко за его пределами. Преемником «Бродячей Собаки» в Петербурге стал «Приют комедиантов» (1916). Он располагался уже не в полутемном подвале, а в хорошо оборудованном помещении в доме на углу р. Мойки и Марсова поля.

Маргарита Куткина

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *